Добро пожаловать!
x

Авторизация

Отправить

Введите E-mail и Вам на почту будет выслан новый пароль!

x

Регистрация

Зарегистрироваться
x

Первый раз на Pharmnews.kz?

Войдите, чтобы читать, писать статьи и обсуждать всё, что происходит в мире. А также, чтобы настроить ленту исключительно под себя.

Зарегистрироваться
x

Вы являетесь работником в области медицины и фармации?

Да Нет
20 марта 2019. среда, 23:29
Информационно-аналитическая газета

Статьи

18 февраля 2019 Неизбежные риски
730 0

Уже в апреле казахстанские аптеки столкнутся с самым жестким ограничением в своей истории – государство установит предельные цены на все лекарства, обещая строго наказывать всех, рискнувших выйти из указанного коридора.

Процесс регулирования цен на лекарственные средства со стороны государства в том или ином виде осуществляется почти во всех развитых странах. В большинстве стран-членов ЕС, например, фармацевтическим компаниям разрешается устанавливать расценки, обеспечивающие получение справедливой для общества нормы прибыли. Наиболее типичные наценки, разрешенные предприятиям розничной торговли на исходную цену, составляют 25-30%, аптечным складам – от 8 до 15%. В то же время мировая практика формирования цен на фармпродукцию показывает, что чрезмерное увлечение ценовым регулированием может привести к тому, что у аптек останется лишь один путь – компенсировать свои расходы за счет закупа самых дорогих препаратов, при этом убирая с прилавков наиболее доступные по цене. Сразу после запуска программы регулирования цен на лекарства в России, фармпроизводители пожаловались на то, что аптеки отказываются с ними сотрудничать, объясняя это низкой маржинальностью отечественных препаратов. Похожие опасения уже высказывают и наши производители. Об этом мы говорим с президентом Ассоциации «ФармМедИндустрия Казахстана» Русланом Султановым.

– Руслан Серикович, считаете ли Вы оправданным это беспокойство?

– Регулирование цен в розничном сегменте – достаточно серьезный шаг со стороны государства. Он требует особенной осторожности и тщательной проработки. Ведь речь пойдет не о 1000, а о более чем 8000 наименований лекарств. Компаниям и регулятору необходимо время для регистрации цен и адаптации к новым условиям.

Риски «вымывания» лекарственных препаратов с низкой маржинальностью – это не миф, а вполне возможный сценарий. При слишком жестком регулировании оптовым и розничным продавцам будет невыгодно продавать нерентабельную недорогую продукцию, от этого пострадают и наши производители, и иностранные (в этом сегменте) Напомню, что по данным Vi-ORTIS, основная доля продаж (60%) на розничном рынке приходится на ценовой сегмент до 1 доллара! Поэтому это очень чувствительно для наших граждан. Иначе будет развиваться искусственный полиформизм. Это когда начинают появляться новые лекарственные формы, дозировки или упаковки лекарственных средств, но уже по более высоким ценам. В России это как раз и наблюдается. Нам нельзя допустить подобного.

– В последнее время фармацевтические ассоциации Казахстана довольно часто приглашаются в Министерство здравоохранения. Вы поднимали эти вопросы на встрече с министром?

– Действительно, подобные встречи с Министром здравоохранения Е. Биртановым – не редкость для нас. Буквально месяц назад он встречался с казахстанскими производителями и обсуждал подходы в механизме регулирования цен на розничном рынке. Мы «сверили часы» и обсудили потенциальные проблемные вопросы. Причем, в консультациях участвовали все представители: как казахстанские, так и зарубежные производители, дистрибьюторы и аптеки. Мы все вместе сейчас работаем с Минздравом непосредственно над правилами регулирования цен. Ведь нам всем нужен эффективный механизм, который позволит нашим гражданам ощутить результат от этого решения.

– Как же государство в этой ситуации намерено защищать производителей и покупателей?

– Во всех странах мира правительства заботятся о снижении цен на рынке. Но методы обычно разные. Мы в данном случае выбрали метод административных ограничений, но есть и вопрос в части создания условий для конкуренции. Могу даже их выделить, так как это дает больше эффекта на цены, чем регулирование.

Например, если по итогам 2018 года цены на лекарства по стране выросли на 7%, то в ряде регионов (Алматинская, Атырауская и Мангистауская области) они выросли на 12-13%. И главная причина как раз в слабой конкурентной среде, а не в том, что кто-то специально завышает цены. Все производители отдают свою продукцию по одной цене дистрибьюторам и аптекам, но уже далее по цепочке идет повышение цены. И здесь уже вопрос в эффективности участников рынка и в конкурентной среде.

Именно поэтому Министерством здравоохранения предложено регулировать только оптовые и розничные наценки. Это позволит государству достичь поставленных целей, в частности, выровнять цены на лекарственные средства по регионам страны (обеспечить единый уровень цен для пациентов во всех аптеках), но при этом минимизировать риск потери ряда препаратов, а также сохранить привлекательность рынка.

Говоря о защите производителей, я думаю, что главное здесь – это создать простой и эффективный механизм. И излишняя зарегулированность правил может привести к негативным последствиям на розничном рынке, чего допустить нельзя.

– Какие еще риски для казахстанских производителей Вы видите?

– Если жестко регулировать рынок, вводить очень много различных барьеров, вмешиваться в бизнес-процессы компаний, то мы поставим под угрозу всю отрасль. Не только навредим нашим производителям. Хотя именно они в первую очередь и пострадают. Ведь наших производителей проще контролировать, устраивать различные проверки и т.д. В отношении иностранных компаний подобное невозможно. Никто не поедет в Европу в компанию и не устроит там проверок.

Если выделять потенциальные риски, то я назову ряд – это падение привлекательности производства в стране, снижение потенциала привлечения инвестиций в высокотехнологичную отрасль, сужение возможностей модернизации производства и перехода на международные стандарты GMP, а также прекращение производства доступных лекарственных средств в виду их нерентабельности. Это те угрозы, которые имеются и возможны в случае слишком жесткого регулирования отрасли.

Необходимо учитывать, что сейчас мы работаем в условиях единого рынка ЕАЭС и, если Казахстан займет жесткую позицию в части регулирования цен, то не исключено, что некоторые производители в течение переходного периода могут просто отказаться от ввоза продукции и решить это с помощью поставок в рамках ЕАЭС.

– Министр финансов А.Смаилов заявил, что пилот маркировки меховых изделий признан удачным и в этом году начнется пилот по маркировке лекарственных средств. Производители готовы к нему? Какие компании будут участвовать в пилоте?

– Что касается пилота по маркировке, то мы надеемся на активное участие максимального количества наших производителей. Только так мы сможем обсудить все проблемные вопросы, которые до сих пор не решены.

Как будет проходить сам пилотный проект до конца не ясно. Все на стадии обсуждения. Здесь очень много вопросов, мало ответов, мало решенных задач. Сейчас перед нами стоит задача – построить механизм, который будет эффективен и минимизирует негативное влияние на отрасль. Процесс маркировки – вещь правильная, но там нужно «копать глубоко». Ведь процесс маркировки для одной отрасли может значительно отличаться от другой: и специфика, и «вклад» в себестоимость и конечную цену, и стоимость оборудования – все это требует тщательной проработки.

– В целом, есть ли понимание, что это даст?

– Маркировка необходима и покупателям, и производителям, и государству.

Если смотреть со стороны потребителя, то это возможность проверить легальность приобретаемого (получаемого) лекарственного препарата. С учетом развития современных технологий данная возможность максимально упрощается.

Для государства – это «удар» по обороту недоброкачественных, а также фальсифицированных и контрафактных лекарственных препаратов. Кроме того, это преследует цель контроля адресности движения лекарственных препаратов, закупаемых за счет бюджета, в рамках ГОБМП и ОСМС. Что касается предпринимателя, то у него появляются возможности снижения издержек за счет более эффективного управления логистикой, а также устранение нелегальной конкуренции со стороны контрафактной и фальсифицированной продукции.

Если говорить об угрозах, то выделю основные.

Первая угроза – подорожание продукции!

Если касаться затрат на оборудование всех участников фармацевтического рынка, то они будут составлять от 2% до 4% от общего объема рынка. Нельзя забывать и о том, что предполагается оплата производителями за каждый генерируемый код маркировки – это минимум 1,9 млрд тенге ежегодно, из которых от 500 до 600 млн тенге придется на долю казахстанских производителей. И чтобы компенсировать их, они будут вынуждены поднять стоимость лекарств на 4-8%. Особенно чувствительным является сегмент недорогих и доступных препаратов для населения.

Вторая угроза – снижение экспортного потенциала и изоляция отечественной фармацевтической индустрии. В мире большинство препаратов маркируются кодом Data Matrix без дополнительной криптозащиты. Такой код применяется в Евросоюзе и устраивает нас. Теперь же предлагается добавить так называемый «криптохвост». С учетом всех расходов наша промышленность станет неконкурентоспособной, а импортеры задумаются, стоит ли нести такие расходы и ввозить к нам продукцию.

– Значит ли это, что те производители и дистрибьюторы, которые не подготовились должным образом, могут уйти с фармрынка?

– Наша отрасль находится в процессе внедрения двух сложных механизмов. С одной стороны начинается регулирование цен, с другой стороны – вводится маркировка продукции. И это все на финале этапа внедрения международных стандартов GMP, где казахстанские производители проводили серьезные инвестиционные вложения по модернизации.

Естественно, что все это серьезно может повлиять на эффективность предприятий. Мы поднимаем вопрос об оказании государственной поддержки для приобретения оборудования, чтобы минимизировать расходы. Надеюсь, что производители к системе будут готовы, никто с рынка не уйдет, разве что временно какой-то ассортимент выпадет из производства.

Что касается дистрибьюторов – здесь ситуация другая. Часть дистрибьюторов, возможно, уйдет. И таких примеров будет много, особенно, если говорить о небольших компаниях. Это именно те дистрибьюторы, которые нацелены на бюджетный рынок и участвуют в поставках в медицинские учреждения. Аналогичные процессы будут и среди аптечного сектора.

Совершенно очевидно, что эти два крупных процесса приведут к тому, что рынок организуется, упорядочится. И количество игроков существенно снизится.

Материал подготовила Елена Томилова

Понравилась новость? Расскажи друзьям на
18 февраля 2019
«Казахстанский фармацевтический вестник» №4 (557), февраль 2019 г.
перейти

Комментарии

(0) Скрыть все комментарии
Комментировать
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Анонсы