Добро пожаловать!
x

Авторизация

Отправить

Введите E-mail и Вам на почту будет выслан новый пароль!

x

Регистрация

Зарегистрироваться
x

Первый раз на Pharmnews.kz?

Войдите, чтобы читать, писать статьи и обсуждать всё, что происходит в мире. А также, чтобы настроить ленту исключительно под себя.

Зарегистрироваться
x

Вы являетесь работником в области медицины и фармации?

Да Нет
17 декабря 2018. понедельник, 10:29
Информационно-аналитическая газета

Статьи

1410 0

Национальные системы здравоохранения практически всех стран мира готовы признать свое поражение перед беспощадной эпидемией сахарного диабета. Современный образ жизни – много высокоуглеводной еды, газировки, алкоголя и мало движения – убивает в прямом смысле этого слова. Каждый день «сладкая» болезнь уносит жизни 11 тысяч человек!

25 миллиардов из казны

Директор Клиники внутренних болезней КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова Жанай Аканов отмечает огромное негативное воздействие на здоровье людей, на семьи и на общество в целом, которое оказывает диабет. В интервью нашей газете он приводит такие данные: «Уже сегодня расходы государства на решение проблемы диабета колоссальны: более миллиарда тенге стоят помпы для детей, в 11 обходится инсулин, препараты, снижающие сахар – 3 млрд в год, 3 млрд 900 тысяч – это стационарное лечение, еще нужно прибавить социальные выплаты, пенсии по инвалидности и т.д. Таким образом по самым минимальным подсчетам, диабет обходится нашей стране около 25 млрд тенге. И нужно ожидать, что в самое ближайшее время эта сумма возрастет в несколько раз. Точно такая же картина и во всем мире. Япония тратит на это заболевание 1,8% от ВВП. Из 10 долларов, выделяемых на здравоохранение в США, 5 уходят на сахарный диабет, а это 257 миллиардов долларов в 2016 году. Сколько тратит на него весь мир подсчитать невозможно, но не секрет, что диабет сегодня называют самым дорогостоящим заболеванием.

На настоящий момент у нас зарегистрировано более 300 тысяч диабетиков, к сожалению, из года в год количество вновь заболевших диабетом увеличивается. Только за последние 9 месяцев прирост составил свыше 17 тысяч человек. Основная угроза такова, что к 2030 году в Казахстане число диабетиков может достигнуть миллиона. Это большая проблема и главная причина наших активных исследований».

Как отмечает ВОЗ, в 80е годы прошлого века самый высокий уровень заболеваемости сахарным диабетом наблюдался в США и Европейских странах. С тех пор произошла поразительная трансформация, и на сегодняшний день основная ноша легла на Африку и Азию. На Ближнем Востоке число больных диабетом увеличилось с 5,9% взрослого населения до 13,7%, а это 43 млн заболевших. Диабетом страдают более 20% граждан Катара и Кувейта. Появилось такое понятие – «монгольский диабет». Монголы, живущие до сих пор кочевым скотоводством, большую часть года пасут скот, а на зиму становятся на зимовку. Жирное мясо, плюс горячительные напитки, принимаемые в это время без всякой меры, дали стране эпидемию диабета – 19% от популяции. Причем в группах людей от 45 до 60 лет дела обстоят еще хуже – 3040%. Из-за взрывного распространения по миру и опустошительного действия на здоровье, диабету присвоили имя – «Черная смерть XXI века» по аналогии с бубонной чумой. Только вместо блох и грызунов, переносчиками болезни служат «реклама и последствия неправильного образа жизни».

Специалисты ВОЗ уверены, что положение можно исправить, только если мы все начнем заниматься физическими упражнениями, есть здоровую пищу и следить за весом. Но Жанай Айканович не столь оптимистичен: «Людей старшего поколения уже не заставишь поменять образ жизни, все силы сегодня нужно направить на молодежь. В школы необходимо вернуть грамотно сбалансированное питание. Вообще, я считаю, что тот государственный деятель, который вернет здоровое питание в школы – достоин прижизненной всенародной любви и уважения! Если мы сейчас не займемся детьми, не вернем обратно спортивные детско-юношеские школы, бесплатные секции физической культуры, уже через пять лет ситуация выйдет из-под контроля. Бюджет страны просто не выдержит волны диабета, которая нас захлестнет».

Кстати, эксперты ВОЗ призывают правительства всех стран начать регулировать содержание жиров и сахара в продуктах, чтобы у людей всегда была возможность более здорового выбора. ВОЗ также обращается к представителям пищевой промышленности с тем, чтобы они более ответственно подходили к выпускаемым ими продуктам, а также прекращали рекламировать нездоровую пищу подросткам.

Все не централизованно, все с опозданием

В международной практике применяется несколько уровней управления сахарным диабетом 2-го типа: кроме низкоуглеводной диеты и комплексов физических упражнений, необходим еще и прием лекарственных препаратов и инъекции инсулина. В этом вопросе Жанай Айканович констатирует, что наша медицина отстает от существующих мировых стандартов лечения диабета: «К сожалению, нас сильно тормозит неповоротливость бюрократической машины. Для того, чтобы лечить сахарный диабет современными методами, нужно, чтобы этот метод лечения был в протоколе. Больше 10 лет в нашей стране не было протокола по диабетической полинейропатии. И только потому, что специалисты и чиновники не могли определиться – кто должен писать этот протокол? Эндокринологи или неврологи? Только в этом году Казахстанское общество по изучению диабета при поддержке МЗ РК и РЦРЗ смогло утвердить этот протокол.

Но если протокол рассматривается больше одного года, то ни о каких инновациях речь уже не идет. Вот еще пример – в 2009 году я привез из Японии методику применения собственных стволовых клеток у больных с осложнениями диабета. Методику «зажевали» до такой степени, что она сейчас уже не актуальна. Мир ушел в другие последовательные программы, а мы даже эту не начали. Но если мы хотим соответствовать мировой медицине, то должны выполнять все те же шаги, которые она выполняет. К примеру, в прошлом году приняли Дорожную карту по сахарному диабету. Хороший, своевременный, шаг, но он требует очень серьезного контроля государства. Со стороны Министерства здравоохранения необходим человек, который бы отвечал за реализацию карты, а то, что сейчас происходит, это грубо говоря, наша самодеятельность. Ситуацию помогли бы исправить центры диабета в каждом регионе. Но до сих пор нет единого понятия, что такое «Центр диабета». Регионы уже осознают, что проблема с диабетом все серьезнее и отправлять такое количество пациентов в Алматы и Астану становится слишком затратно, они готовы открывать центры у себя. Пациент имеет право лечиться по месту жительства. Наш университет разработал положение о центральном координирующем центре по диабету, создал эту модель с учетом опыта японских и европейских центров, адаптировал под наше законодательство еще в 2012 году. Было предложено подключить сюда Ассоциацию диабетического просвещения под руководством Н.Тукалевской, поскольку они разработали школу диабета, которая действительно оказывает серьезную помощь пациентам. На всю страну нам нужно не больше 10 центров по географическому признаку. Их даже не надо строить – создать на базе областных больниц. Нужно просто начать профилактические работы, формирование здорового образа жизни. Безусловно, есть и победы – существующая государственная политика в области поддержки молодых пациентов с сахарным диабетом 1 типа! Бесплатное обеспечение инсулиновыми помпами, расходными материалам к ним, средствами самоконтроля – это очень большой прорыв, очень радует поддержка лично Министра и департаментов Министерства. Но к сожалению, все это внедряется слишком медленно. В таких условиях о прорыве в лечении диабета говорить пока не приходится. Ситуацию углубляет нехватка кадров – системе не хватает почти 22% специалистов-эндокринологов. Поэтому и данные Национального регистра сильно зависят от ситуации в регионах. В ВКО сахарный диабет выявлен у 3% населения, вместо среднего 1,7. Дело в том, что здесь после Семипалатинских испытаний медицинская диагностика налажена лучше, люди более активно ходят на скрининги, отсюда и выявляемость сахарного диабета высокая. А в Атырауской области «уникальная» ситуация, которая удивляет и наших зарубежных коллег – всего у 0,8% населения выявлен диабет. Хотя все мы понимаем – дело в том, что нет врачей, некому заполнять регистры. Говорить здесь о профессиональной помощи очень сложно. И если, к примеру, в Алматы и Астане ситуация более-менее нормальная, то уже в ста километрах от городов крупные проблемы пациентов с сахарным диабетом никто не решает», – говорит Жанай Айканович.

Необходима отраслевая программа

В 2016 году в Казахстане было создано Общество по изучению диабета, в этом году наша страна стала членом Азиатской Ассоциации по изучению диабета в регионе. «Благодаря членству в Азиатской Ассоциации по изучению диабета мы сможем еще больше проводить исследовательских работ, а это хороший шанс ближе узнать коварный недуг», – считает Ж. Аканов. «К тому же наше членство в Ассоциации – это своего рода доказательство того, что казахстанские исследования вызывают интерес. В настоящее время уже идет масштабное исследование по определению наилучшего способа лечения пациентов-азиатов.

Мы до сих пор лечим диабет производными сульфонилмочевины и бигуанидами, которые были известны еще в 60-х годах прошлого века. Да, безусловно, метформин – «золотой стандарт», но к нему хорошо бы использовать инкретины, ингибиторы ДПП4, антагонисты ГПП1, но даже у себя в центре я ГПП1 не могу использовать. У меня его в стационаре практически нет, но он есть в амбулаторном обеспечении, где в свою очередь не хватает эндокринологов. А врачи общей практики просто не в состоянии оказывать специализированную помощь пациентам с сахарным диабетом! Ингибиторы ДПП4 известны в мире уже более 12 лет, а я их только 3 года назад смог внедрить в работу клиники. Полтора года у нас уходит на то, чтобы зарегистрировать новое лекарство, плюс пока препарат войдет в клинический протокол, пройдет еще пять лет (протокол пересматривается один раз в 3 года). Соответственно, в диабетологии мы отстаем от Европы как минимум на 56 лет и даже больше. Сейчас у нас на подходе группа препаратов ингибиторы SGLT2 – препараты, позволяющие вывести излишек глюкозы с мочой через почки. Весь мир их уже 8 лет использует. Мы – пока нет. Они есть в протоколе этого года, но практического опыта его применения, лично у меня, почти нет. О каких новшествах можно говорить? Плюс еще параллельно мы уничтожили группу тиазолидиндионов вообще, как класс. Просто где-то, кто-то, когда-то услышал, что они могут вызывать рак мочевого пузыря и рак поджелудочной железы и эту группу в РК мы уничтожили. И пока весь мир 15 лет использовал их, мы сидели и боялись. В результате, когда появились препараты группы ДПП4, мы этот шаг вообще пропустили. То есть во всех протоколах тиазолидиндионы есть, даже у нас, в наших казахстанских протоколах, теоретически есть. Но практически их никто не использует.

Нам необходима отраслевая программа в рамках той же программы «Денсаулык». Нужно отдельной строкой вывести сахарный диабет и начать действительно с ним бороться. Необходимы полномасштабные исследования, которые могли бы провести региональные центры диабета. Когда мы исследуем хотя бы 50 тысяч человек и выявим действительные эпидемиологические данные распространения диабета в стране, и эти данные будут соответствовать эпидемиологическому распространению сахарного диабета в мире, вот тогда можно будет говорить и о национальной программе по диабету», – считает Жанай Айканович Аканов.

Подготовила Елена Томилова

Понравилась новость? Расскажи друзьям на
22 декабря 2017
«Казахстанский фармацевтический вестник» №24 (530), декабрь 2017 г.
перейти

Комментарии

(0) Скрыть все комментарии
Комментировать
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Анонсы