Добро пожаловать!
x

Авторизация

Отправить

Введите E-mail и Вам на почту будет выслан новый пароль!

x

Регистрация

Зарегистрироваться
x

Первый раз на Pharmnews.kz?

Войдите, чтобы читать, писать статьи и обсуждать всё, что происходит в мире. А также, чтобы настроить ленту исключительно под себя.

Зарегистрироваться
x

Вы являетесь работником в области медицины и фармации?

Да Нет
31 мая 2020. воскресение, 14:13
Информационно-аналитическая газета

Статьи

92 0

В рамках проводимого по каждой стране анализа воздействия и последствий пандемии коронавируса на жизнь и общество, Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) подготовила краткий обзор ответных мер против COVID-19 в Центральной Азии.

В исследовании рассматривается, как вирус распространяется в Центрально-Азиатских регионах, какие меры по сдерживанию предпринимаются, и как с этой проблемой справляются системы здравоохранения и экономики.

Экономическое воздействие, связанное с пандемией COVID-19, бросает вызов не только правительствам стран ОЭСР, но руководителям стран с развивающейся экономикой. Вспышка COVID-19 потребовала от правительств быстрых действий по расширению возможностей своих секторов здравоохранения и смягчению экономических последствий, политики сдерживания и их влияния на спрос.

COVID-19 добрался до Центральной Азии сравнительно поздно. Страны Центральной Азии начали сообщать о своих первых случаях COVID-19 в середине марта, за исключением Афганистана, который сообщил о заражении в конце февраля. С тех пор число случаев возросло, следуя аналогичной тенденции в большинстве стран мира (рисунок 1). Монголия приняла строгие меры сдерживания на ранней стадии, закрыв все границы, и до сих пор ограничивала число заявленных случаев. По состоянию на 14 апреля две страны еще не сообщили о каких-либо случаях: Таджикистан и Туркменистан (рисунок 1).

Рис. 1. Распространение COVID-19 в Центральной Азии, на 14.04.2020 г.

Эпидемия выявила слабости систем здравоохранения. Авторы доклада отмечают, что средний региональный показатель расходов на здравоохранение по Центральной Азии был на уровне 6,3% ВВП или около 740 долл. США на душу населения по курсу паритета покупательной способности, что значительно ниже среднего показателя по странам ОЭСР (данные Всемирного Банка, 2016). Недофинансирование системы здравоохранения правительствами стран Центральной Азии привело к тому, что большая доля расходов на здравоохранение легла на население. Так, расходы на здравоохранение у населения в Центральной Азии одни из самых высоких в мире. Личные средства населения покрывали от 50% до 80% от общих расходов на услуги здравоохранения в 2016 году. Этот показатель медленно рос в последние шесть лет. Даже, если эти расходы ниже, например, как в Казахстане (35%), эффективность системы здравоохранения значительно отстает от показателей стран ОЭСР.

Авторы доклада также приводят риски, которые могут усилить нагрузку на систему здравоохранения ряда стран, значительно зависящих от трудовой миграции. Снижение спроса на рабочую силу в принимающих странах, а также закрытие границ приведет к тому, что большее число мигрантов будут вынуждены остаться дома. Это в свою очередь увеличит количество бенефициаров национальной системы здравоохранения и социальной защиты. Вторая группа риска – мигранты в странах назначения с высоким уровнем риска инфицирования, не имеющие надлежащего медицинского обслуживания. По возвращению эти мигранты могут привести к повторному внедрению вируса в страны Центральной Азии и начать вторую волну заражений (рисунок 2).

Рис. 2 Бремя расходов граждан на здравоохранение (%)

Сокращение доходов бюджета ограничит способность правительств реагировать на кризис. В связи с глобальным финансовым кризисом 2008 года и концом товарного супер цикла в 2014-2015 годах, когда ВВП стран Центральной Азии упал гораздо больше, чем это наблюдалось в среднем в мире, вполне вероятно, что региональный рост значительно снизится, а государственные финансы окажутся в зоне риска (рисунок 3). Шок от глобального падения цен на сырьевые товары – тенденция, уже повторяющаяся в 2020 году, – оказала особенно сильноевлияние на страны с большими добывающими секторами. Резкое падение темпов роста, наблюдаемое в 2016 году, и неспособность стран достичь темпов роста до 2015 года, обнажили ограничения ресурсозависимых моделей экономики для долгосрочного устойчивого развития. Сочетание сокращения экспортных поступлений, особенно для стран-экспортеров углеводородов, таких как Казахстан и Туркменистан, и значительных сбоев в торговле, сузят границы бюджетного пространства для реагирования правительств, ограничивая их способность стимулировать местный спрос (рисунок 3).

Рис. 3. Средние темпы роста ВВП с 2004 по 2018 гг.

Ответные меры правительств стран ЦА

Практически сразу после объявления первых случаев зараженния коронавирусом правительства стран Центральной Азии, в том числе Таджикистан и Туркменистан, разработали и ввели ответные меры в сфере здравоохранения и экономике. Первый пакет государственных мер был направлен на сферу здравоохранения. Второй пакет государственных мер был призван решить экономические последствия кризиса.

Жесткие меры в сфере здравоохранения были введены в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане. Данные страны объявили режим чрезвычайного положения в областях, где пандемия распространялась стремительно. Более мягкая форма – карантин – был введен в областях, где отсутствовал коронавирус. Были предприняты все меры для самоизоляции людей. Правительства стран ограничили мобильность граждан, движение общественного транспорта и запретили все массовые мероприятия. Также были закрыты общественные места, учебные заведения и торговые центры. Наземные границы закрыты, все грузы отменены, а иностранным гражданам временно запрещен проезд. Торговля в значительной степени была прервана, за исключением товаров первой необходимости. Власти Таджикистана и Туркменистана, где не было официально подтвержденных случаев зараженных коронавирусом, обошлись закрытием границ, ограничением перемещения граждан и грузовых перевозок и контролем цен на продовольственные продукты. Правительства этих двух стран не стали закрывать детские сады, школы, университеты или другие общественные места, включая мечети, общественный транспорт и игровые площадки. Однако все общественные места подлежат дезинфекции. Также проводятся информационные кампании для информирования населения о воздействии вируса.

Страны с более устойчивым бюджетом сформулировали антикризисный пакет, Казахстан в размере 10 миллиардов долларов США (4,4 триллиона тенге или около 6-7% ВВП) и Узбекистан в размере 950 млн евро (10 трлн сумов или 1,5% от ВВП) для смягчения экономических последствий пандемии.

Рекомендации ОЭСР для стран Центральной Азии:

Введение мер против пандемии парализовало как формальные, так и неформальные сферы экономики, что оставило большую часть населения стран без средств к существованию. Поэтому, как отмечают авторы, необходимо ввести минимальный уровень социальной защиты для всего населения. Например, Марокко выплачивает пособия по безработице неформальным работникам через мобильные платежные платформы, которые позволяют собирать данные о неформальном секторе.

Расширить общественный контроль и мониторинг деятельности государственных органов во время пандемии. Во многих странах наблюдается попытки использования кризиса в некоторых странах для усиления политического контроля и ограничения гражданского пространства. Поэтому очень важно в контексте нынешнего кризиса расширить общественный контроль.

Крайне важно, чтобы при решении непосредственных социально-экономических последствий пандемии правительства стран ЦА продолжали динамику структурных и правовых реформ, которые повышают их устойчивость в долгосрочной перспективе. Правительствам исключительно важно не только учитывать потребности частного сектора здесь и сейчас, но и принимать нормативные, политические и инвестиционные решения для развития бизнеса в долгосрочной перспективе.

Правительства Центральной Азии должны обеспечить бесперебойную работу важнейших и связанных с чрезвычайными ситуациями секторов на протяжении всего кризиса, включая здравоохранение, электроэнергию, коммунальную и телекоммуникационную инфраструктуру, а также снабжение и распределение продовольствия.

Содействовать оцифровке коммуникаций и деятельности предприятий и поощрять программы по переходу от физической активности к онлайн-порталам бизнеса. Данные инициативы хорошо согласуются с цифровыми приоритетами и достижениями за последние несколько лет в странах Центральной Азии. Важно не только продолжить, но и углубить работы в этом направлении.

Covid-19 Crisis Response in Central Asia, read.oecd-ilibrary.org

Понравилась новость? Расскажи друзьям на
18 мая 2020
«Казахстанский фармацевтический вестник» №10 (586), май 2020 г.
перейти

Комментарии

(0) Скрыть все комментарии
Комментировать
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Анонсы