Добро пожаловать!
x

Авторизация

Отправить

Введите E-mail и Вам на почту будет выслан новый пароль!

x

Регистрация

Зарегистрироваться
x

Первый раз на Pharmnews.kz?

Войдите, чтобы читать, писать статьи и обсуждать всё, что происходит в мире. А также, чтобы настроить ленту исключительно под себя.

Зарегистрироваться
x

Вы являетесь работником в области медицины и фармации?

Да Нет
14 августа 2020. пятница, 14:04
Информационно-аналитическая газета

Статьи

245 0

Главный онколог Казахстана, директор КазНИИОиР РК Диляра Кайдарова провела заседание совета международных экспертов совместно с Фондом поддержки противораковых организаций. Темой онлайн-встречи со специалистами из Испании, Израиля, Сингапура, России и Нидерландов стало обсуждение лечения пациентов с онкологическими заболеваниями в период пандемии COVID-19.

Открывая встречу, Диляра Радиковна отметила, что в Казахстане на период карантина приостановлены все скрининги и проведение исследований.

«С 18 марта, после объявления режима ЧП, все онкодиспансеры работали в прежнем режиме и принимали на госпитализацию. Гормонотерапия проводилась с доставкой на дом. Если пациентам была нужна операция, мы оперировали. Ни один онкодиспансер не закрылся. Только частично в Караганде после смерти пациента. Остальные полностью работают в прежнем режиме», – рассказала Диляра Кайдарова.

По ее словам, при госпитализации обязательно сдается ПЦР-анализ на COVID с повтором через каждые 7 дней.

Во всех онкодиспансерах Казахстана медицинские команды действуют по единым рекомендациям, разработанным для стационарных и амбулаторных больных. Пациенты разделены на 3 уровня:

1 – это пациенты, которые нуждались в срочном онколечении, они все были госпитализированы;

2 – пациенты, которым была нужна консультация онколога. В основном все консультации проводились дистанционно. Институтом онкологии были разработаны рекомендации для всех онкодиспансеров, как вести пациентов на диспансерном учете и в стационаре;

3 – пациенты, которым нужны были таблетированные препараты для химио и таргетной гормонотерапи. Доставка осуществлялась пациентам на дом. Все были обеспечены индивидуальными средствами защиты – и медицинский персонал, и пациенты.

«Сейчас уже все пациенты приходят с отрицательным ПЦР, их госпитализируем. У нас были случаи, когда пациентов привозили с ПЦР-положительным результатом, мы их отправляли в провизорные отделения. За весь период таких случаев было только восемь. С учетом того, что онкопациенты более чувствительны, и COVID у них протекает более серьезно. Поэтому мы хотели бы призвать всех ограничить общение, самоизолироваться и беречь себя», – отметила врач.

О том, как адаптировались онкологические службы Испании к новым реалиям рассказала Палома Пейнадо, специалист-онколог онкологического центра имени Кампалы, HM Hospitales-CIOCC (Мадрид, Испания).

«Наша адаптация коснулась всех уровней, пришлось полностью реорганизовать работу команды врачей. Изменился сценарий работы с онкологическими пациентами, для того, чтобы максимально их защитить. У нас достаточно большой коллектив, который работает в 7 клиниках Мадрида. К 25 марта примерно 20% сотрудников онкобольниц были инфицированы. Это заставило нас серьезно пересмотреть нашу работу, важнейшим шагом стала централизация работы и перенос всей онкологической службы в две самые большие больницы. Персонал был разделен на две группы. Одна – те, кто работает в чистой зоне с онкологическими пациентами, и вторая группа работала с инфицированными онкологическими пациентами. Было введено большое количество удаленных инструментов, телефонные и видеоконсультации. Команде пришлось научиться очень быстро лечить пациентов в этих новых обстоятельствах. Были созданы протоколы, которые менялись практически ежедневно. С 10 марта по 6 апреля у нас было госпитализировано 43 онкологических пациента, инфицированных COVID. Их средний возраст составил 69 лет. Подавляющее большинство пациентов – мужчины. Среди сопутствующих заболеваний была достаточно высоко распространена гипертензия и стероидная терапия. Наиболее распространенной опухолью у пациентов был рак легкого – 26%, – это выше, чем в общей популяции, обычно регистрируется не более 10%. Манифестации заболевания включали температуру, кашель, одышку – примерно в 60% случаев. В конечном итоге у 33 пациентов из 43 диагностировали пневмонию, у 24 из них была тяжелая пневмония, потребность в кислороде наблюдалась у более половины пациентов. Гидроксихлорохин вводился в 81% случаев, стероиды и противовирусные препараты в 44% случаев, тоцилизумаб в 12% случаев. Летальность по причине именно COVID составила 30% в общей популяции.

На сегодняшний день в нашем отделении нет пациентов с COVID. Мы можем сделать вывод о последствиях для пациентов: тяжелый легочный фиброз, тромбозы и ишемические события. Метод изоляции помог перепрофилироваться, но в общей популяции многие откладывали свои диагностические исследования, боясь инфицироваться. Сейчас медицина сталкивается с большим количеством далеко зашедших метастатических форм, время для которых было упущено. COVID-19 действительно подверг испытанию систему здравоохранения во всем мире и собственно ответственен за потерю сотен тысяч жизней. Поэтому правильная организация крайне важна для минимизации ужасающих последствий пандемии. Мы продолжаем объединять наши усилия для того, чтобы научиться, каким образом можно лечить вирус, для разработки вакцины и восстановления того ущерба, который был нанесен пневмонией», – рассказала Палома Пейнадо.

Валерия Семенистый, специалист по клинической онкологии в медицинском центре «Рамбам» (Хайфа, Израиль) рассказала о мировой статистике выживаемости онкологических больных, зараженных коронавирусом. Так, по ее словам, смертность среди таких пациентов составляет 7,6%. Для сравнения при кардиоваскулярных заболеваниях смертность составляет 13,2%, при диабете – 9%, при гипертензии – 8,4%, при хронических респираторных заболеваниях – 8%. Что касается протекания заболевания, то большинство онкологических больных, заразившихся COVID-19 оказались в реанимации и были интубированы.

«Согласно рекомендациям по профилактике заражения коронавирусом в Израиле, онкологическим больным прежде всего рассказали о необходимости снижения всех контактов. Все пациенты, находящиеся не на активном лечении, были переведены на телефонные консультации, многие в этом режиме находятся до сих пор. В нашу ежедневную работу вошла телемедицина. Лечение в стационарах было пересмотрено, если его можно было заменить таблетированными формами или инъекциями на дому, его заменяли, а также насколько можно было, увеличивали интервал между посещениями пациентами стационаров», – рассказала Валерия Семенистый.

Работе хирургического персонала в период пандемии был посвящен доклад заведующего отделением оториноларингологии и хирургии головы и шеи «Медицинского центра Эрасмус», профессора Роберта Бааттенбурга (Роттердам, Нидерланды).

«Большая часть нашего персонала была перепрофилирована для работы с пациентами с COVID. Была отложена практически вся хирургия онкологических пациентов из-за отсутствия доступности операционных. Оперировались только самые тяжелые состояния. Приоритетными по степени вмешательства стали показания с наивысшим прогнозом качества и продолжительности жизни. Мы увидели каковы потери в результате того, что было отложено огромное количество плановых вмешательств. Далее разработали программное обеспечение для того, чтобы правильно спланировать работу наших операционных с максимальным преимуществом для охвата как можно большего числа пациентов по соответствующим показаниям. Каждый пациент получил визуальную аналоговую шкалу. Был составлен список наиболее распространенных хирургических вмешательств, которые используются в плановом режиме в хирургии, и затем все показания обсуждены в экспертном совете. Один из экспертов представлял заболевание другим членам экспертного совета – нейрохирургам, неврологам, гинекологам, хирургам, терапевтам. Каждый из них давал оценку состояния здоровья пациента до хирургического вмешательства и после. Мы определили ценность каждого хирургического вмешательства и использовали эту модель для выявления приоритетных вмешательств и определения очередности проведения операций», – рассказал профессор Бааттенбург.

Доктор медицинских наук, профессор, Али Мурадович Мудунов, заведующий отделением опухолей головы и шеи ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» (Москва, Россия) поделился собственным опытом ведения пациентов с опухолями головы и шеи в период пандемии.

«Многие меры, которые мы принимали в своей клинике, похожи на те, что прозвучали на этой встрече. Все мы придерживаемся международных рекомендаций в период пандемии. Безусловно, у нас ограничили посещение стационара пациентами с улицы, ввели карантинный режим внутри самой клиники. Была минимизирована необходимость выхода пациентов за пределы палаты. Тех пациентов, которых можно, отпустили домой пораньше. Консультации проводились без ограничений, в условиях поликлиники. Конечно, врачи соблюдали все меры предосторожности, носили средства индивидуальной защиты. Внутри самой клиники были развернуты информационные плакаты на пути движения пациентов, для того, чтобы они понимали, как вести себя в клинике. Нам удалось наладить тестирование ПЦР на наличие COVID у всех поступавших пациентов. Если анализ был положительным, такому пациенту отказывалось в госпитализации, если не было экстренности он направлялся в COVID-центр для консультации и принятия решения о необходимости госпитализации. Персонал клиники дважды в день проходил контроль температуры, все были обеспечены средствами индивидуальной защиты, проводилась постоянная обработка рук дезинфицирующими средствами. Был организован вахтовый метод работы врачей, то есть весь состав рабочей бригады по две недели проводил на работе, затем уходил на двухнедельный отдых. Если у врача в смене обнаруживались признаки инфекции, то автоматически вся бригада врачей попадала в группу контактирующих больных, и все они отправлялись домой на двухнедельный карантин. А их места занимала следующая смена. Это позволило нам избежать экстренного полного прекращения работы отделения опухоли головы и шеи. Таким образом нам удалось не сокращать количество плановых операций», – рассказал Али Мудунов.

Опытом, наработанным в рамках пандемии, поделился с участниками встречи д-р Мелвин Л.К. Чуа, врач-онколог, научный сотрудник онкологического центра Сингапура.

«Когда мы впервые столкнулись с этой пандемией, конечно же, возник вопрос, как это повлияет на онкологических пациентов. Мы знаем, что пациенты с онкологией, как правило, люди более старшего возраста, имеющие сопутствующие заболевания. Было важно понять, как повлияет коронавирус на пациентов, получающих иммуносупрессивные варианты терапии, хирургическое вмешательство, лучевую терапию. Каково будет влияние разных вариантов терапии на тяжесть течения COVID-19 и на летальность пациентов. Перед всеми странами встали такие же задачи – быстро и эффективно перестроить свою работу и продолжить оказывать помощь, минимизировать риски передачи инфекции, решить какую терапию можно отложить, что нужно делать в первую очередь. На пике вспышки мы находились по приглашению властей Китая в эпицентре эпидемии в Ухане. Из 1500 онкологических больных на тот момент COVID был зарегистрирован у 12 пациентов. Мы сразу понимали, что онкологические пациенты представляют собой достаточно уязвимую группу по сравнению с общей популяцией. Более половины онкологических пациентов имели диагноз рак легкого, многие получали химио- и иммунологическую терапию. Пациенты старше шестидесяти с раком легкого имели более высокую вероятность инфицирования COVID по сравнению с более молодыми пациентами. Мы определенно выявили связь между возрастом пациента, наличием диагноза «рак легкого» и более высокого риска инфицирования и тяжелого исхода. Также был сделан вывод, что КТ-диагностика должна быть обязательно включена в качестве диагностического метода даже в том случае, если пациенты имеют отрицательный тест на коронавирус. Если у пациента была клиническая симптоматика, мы работали с ним, как с инфицированным. Мы изучали также влияние опухолевой терапии на течение заболевания COVID. Суммарно пересмотрели более 3,5 тысяч историй болезни COVID-положительных пациентов. Еще один важный вывод: пациенты, которые находились на активной противоопухолевой терапии имели гораздо более высокие риски гибели от COVID-19 по сравнению с другими пациентами», – подытожил д-р Мелвин Л.К. Чуа.

Подготовила Елена Томилова

Понравилась новость? Расскажи друзьям на
01 июля 2020
«Казахстанский фармацевтический вестник» №13 (589), июль 2020 г.
перейти

Комментарии

(0) Скрыть все комментарии
Комментировать
Комментировать могут только зарегистрированные пользователи

Анонсы

03 августа 2020 На особом контроле